October 19th, 2014

счастье

О женщинах и машинах

Яночка Темиз ya_exidna рассказывает душещипательную историю, как ... -  впрочем, это лучше прочитать у нее в жж!

Для ленивых сохраняю суть истории к себе.
Collapse )

А мне этот рассказ напомнил, насколько невнимательна я сама в том, что касается машин. Сколько раз, выходя с работы или из магазина, я решительно направлялась к авто похожему на наш, даже не сосчитать. Хваталась за дверцу, открывала...
Один раз особенно смешно вышло. Я с сумками вышла из гастронома, плюхнулась на переднее сидение и,  роясь в сумке, сказала водителю - ну, куда дальше едем? - и продолжала укладывать покупки. И вдруг с заднего сидения детский голос: "Папа, а кто это?" - я подняла глаза на водителя, а это не мой муж! И дети сзади - тоже не мои, что характерно. Я вылетела из машины. Машина мужа стояла сразу после этой. Точно такого же цвета. Ох беда-беда!..
счастье

Листья на снегу

Гуляла вечером с дружеской собакой.Та, забыв про почтенный возраст, носилась по снежной целине, взрыхляя ее, и только уши развевались на ветру.
Вышли по свету, но как-то стремительно парк окутал сиреневый сумрак. Брала с собой фотоаппарат - и не стала снимать по темноте, хотя хотелось. Собака в одежке из "шотландки"  на пушистом снегу смотрелась очень колоритно.

Деревья стоят черные, с голыми ветками. И только на березе каким-то чудом сохранилась листва, и медленно-медленно золотой лист опускается на снежную землю.

                              Григорий Данской, Ксения Полтева

Падающему листу
все деревья равно чужи.
Только дрожь на лету,
странные виражи.

По остывшим лесам
память ещё свежа,
но скоро забудешь сам,
чему ты принадлежал,

в чей ты родился музыке,
чьим именем наречён,
кто ты на их языке:
тополь, осина, клён? –
[дальше... ]
Неважно, какая ты ветвь,
неважно каких корней.
Жить на земле – значит лететь.
Лететь, приближаясь к ней.

Падающему листу
все деревья равно чужи.
Вычерпать пустоту,
лечь в ложбину межи.

Сверху укроет снег.
И захочется высоты
в этом безмолвном сне,
среди таких, как ты?

Наземь ложится лист -
молча стоим, глядим.
От жизни и смерти чист
тот, кто совсем один,
тот, кто совсем ничей,
кто ничего не ждёт,
и ни один книгочей
его письма не прочтёт.

А иллюстрацию к моей прогулке я неожиданно для себя нашла у своего земляка vyatich