December 19th, 2014

счастье

Ханукальное от Нейвид

Не удержалась, сохраню себе. Прекрасно, как все у Виктории Райхер, http://neivid.livejournal.com/344290.html
Ярко, картинки, запахи, вкус - все как наяву.
Здесь - выдержка, по ссылке полный текст.

"Настоящий пончик – это не душистый изыск из кафе «Роладин», не прощай-фигура из кафе «Неэман» и не маслянистые кольца из домашней пекарни напротив моей работы. Настоящие пончики бессмыслены и беспощадны. Они толстые, глупые, теплые, сладкие, и набиты вареньем по самые уши. Сверху они как белые сугробы, из-за мощного слоя сахарной пудры. Один такой пончик – гарантированный диабет. Два пончика – сахарная кома. Три пончика – и вы подсели на них навсегда, не говорите, что вас не предупреждали. Кусайте смело.
Сначала вы обсыплетесь пудрой. Вариантов нет. Можете есть стоя, можете сидя, да хоть лежа, итог один: пудра мягко покроет вашу юбку, очки, сумку, свитер и часть тротуара. Смахните ее ребром ладони, только не той, в которой вы держите понч... Поздно. Бог с ним, отстираете как-нибудь.
Потом вы заляпаетесь вареньем. Варенье в настоящих пончиках состоит из сахара, красителя и ядохимикатов. Сейчас вы обожжете им язык, потому что варенье остывает медленнее, чем тесто. Обожгли? Расслабьтесь. Больше с вами уже ничего не случится.
Пончик размером с большую рыбу – шесть минут. Жуйте, глотайте, вдыхайте запах, слушайте гомон. Забудьте про пятна на юбке, очках, сумке, свитере и тротуаре. Шесть минут, подарок к празднику. Стоит два шекеля, если берете десяток – один бесплатно.
Крошечные первоклашки в длинных юбках и в куртках с капюшонами, деловитые гномы, толпой застревают в дверях. Серьезные и взволнованные, протискиваются внутрь, а одна рыдает на входе: она потеряла шекель. Губы дрожат, капюшон свалился, резинка упала, коса расплелась. Уроните шекель гному под ноги, подтолкните ее, кивните – вон лежит, поднимай! Не надо плакать.
Ханука длится восемь дней. Восемь дней умножить на шесть минут, в итоге семь килограмм. Не надо плакать. Ханука кончится, но через год вернется, экономика с политикой тем более никуда не денутся, терористы тут были вчера и вернутся завтра, все килограммы вернутся на место, гному вернется шекель, ко мне вернется шея. Шесть минут истекают, на пальцах застыло варенье. А толстых, говорят, похищают гораздо реже, чем худых."