alena_15 (alena_15) wrote,
alena_15
alena_15

Categories:

И снова - Татьяна Мэй

Прочитано в ФБ, автор статьи «А кто все это построил?» Марина ЕРМОЛЕНКО
"Необычные экскурсии по Санкт-Петербургу от Татьяны МЭЙ идеально подходят тем, кто не лишен воображения. Путь в экскурсоводы был для нее довольно необычен: в первую очередь Татьяна стала известна как блогер. И именно сетевые читатели посоветовали ей «выйти в реал».
Послушав ее, можно представить, как князь Вяземский рыдает на ступенях Конюшенной церкви, куда принесли гроб с телом Пушкина; молодая Ахматова на Миллионной гибкой змеей выбирается из запертой ревнивым Шилейко подворотни; толстый голый Крылов играет на скрипке у окна, шокируя гуляющих в Летнем саду дам, а Луначарский, крепко «укушенный» Гомером, вдохновенно сочиняет надписи для мемориала на Марсовом поле. Все эти драгоценные детали Татьяна Мэй выбирает из огромного количества книг, дневников, писем, воспоминаний, крестясь и радуясь, что наши предки не знали «Фейсбука» и все записывали на бумаге.

– Татьяна, как изменились экскурсанты с тех времен, когда авторских экскурсий, по сути, не существовало?
– Не то чтобы былой бэкграунд исчез совсем, но он точно уменьшился. Например, на одной из экскурсий выяснилось, что подростки не знают, кто такой Гребенщиков. Они даже предположили, что памятник городовому на Большой Конюшенной и есть БГ, хотя от отчаяния я пыталась напеть «Город золотой». Да и с Остапом Бендером получилась прекрасная история. Как-то я подвела чудных деток из петрозаводской гимназии к его скульптурному изображению на Итальянской улице, но они не могли понять, кто это. Я пыталась навести их на мысль, пояснив, что это памятник веселому жулику, и самый умный мальчик произнес: «Троцкий, да?».

– А с какими ожиданиями приходят люди на ваши экскурсии?
– У меня же определенный контингент. Это те, кто меня читал и читает – сначала в «Живом журнале», а теперь в «Фейсбуке». Они уже знают, что я книжный человек и люблю рассказывать, например, о писателях. Наверное, иногда люди приходят для того, чтобы посмотреть на меня и понять, что это за человек, которого они читают.

– Вы обсуждали решение стать экскурсоводом в своем блоге?
– Как это ни смешно, да. Я повесила в ЖЖ пост под замком и спросила читателей: как вы думаете, я могу интересно рассказывать? Они как люди вежливые ответили: да, конечно, ты сможешь. На всякий случай я все-таки получила корочки экскурсовода, просто для собственного спокойствия.

– Помните тему вашей первой экскурсии?
– Помню. Это была экскурсия по дворам Петербурга. Мне всегда были интересны всякие бытовые мелочи. Вот ящик под окном. Зачем он? А это холодильник! Вот крючочек, а на нем в XIX веке висел газовый фонарь. Вот декроттуары для чистки обуви кое-где можно увидеть, они такие старенькие, погнутые, еще дореволюционные. Где-то стекла остались, похожие на застывший волнами лед, про витражи я даже не говорю. Город сконцентрировал в себе практически все – и историю, и искусство, и науки.

– Многие дворы сейчас заперты. Как вы попадаете в них?
– Часть до сих пор открыта, и я стараюсь так прокладывать маршрут, чтобы по пути было хотя бы три-четыре двора. С парадными сложнее. Если группа не очень большая, то заходим с кем-то из жильцов, и чаще всего нам не то чтобы страшно рады, но пускают. Бывают, конечно, и ситуации, близкие к конфликтным. Вот недавно именно так мы заскочили в дом на Кронверкской улице, где жил артист Черкасов. Появился охранник, стал указывать пальцем на выход и кричать: «Вон! Пошли вон!», и мы поспорили немножко. Как известно, не так страшен барин, как его челядь, но опять же хороших людей больше, чем плохих, поэтому и с охранником можно договориться.

– Вы в ЖЖ описывали случай, когда охранник даже попытался вмешаться в экскурсию, причем в качестве эксперта…
– Да, я рассказывала о Зинаиде Гиппиус, а охранник вмешался и потребовал прекратить рассказ, поскольку «она всякими безобразиями занималась». Я, конечно, спросила, откуда он знает про безобразия. Он ответил, что много лет здесь сидит и может уже диссертацию о Гиппиус написать. Кстати, это обычная история. Некоторые люди, например, слышат, что супруги Брик и Владимир Маяковский жили втроем, и начинают судить на уровне коммунальной кухни. Таким сложно объяснить, что это был особый период слома мировоззрения, экспериментов с моделью семьи и отношений, философские концепции под это подводились.

– Говоря о Петербурге и Ленинграде, невозможно избежать такой темы, как блокада.
– Я в некоторые маршруты вставляю блокадные эпизоды, потому что считаю, что такую страницу истории города забывать нельзя. Но три часа рассказывать про мучения людей в тех же декорациях, где это все происходило, очень тяжело. Помню случай, когда у меня на экскурсии заплакал взрослый мужчина, так как речь зашла о блокадных детях. Или, например, узенькая улица Репина рядом с Румянцевским садиком – наверное, это самая страшная улица Петербурга, потому что во время блокады там штабелями лежали трупы, хотя тогда они были практически в каждом подвале.

– Вы как-то писали в ЖЖ о том, как человек из небольшого городка, прежде не бывавший в Петербурге, прислал вам адрес Мариенгофа.
– Да, притом что тогда этой информации в сети еще не было. Я знала, что писатель жил на Кирочной улице, но не знала, где именно. Этот человек во время командировки где-то в Мурманске нашел на книжном развале старую телефонную книгу Ленинграда и в ней – адрес Мариенгофа.

– Слышала, что на ваши экскурсии ходят не только так называемые ботаники.
– Совершенно разные люди бывают. Как выяснилось, самая сложная категория – это петербургские школьники. Во-первых, они думают, что знают все на свете. Во-вторых, они много чего уже видели.
В первое время я очень боялась и петербургских старушек, но они оказались очень милыми, мы прекрасно нашли общий язык. Периодически появляются чиновники и бизнесмены. Среди них также есть люди начитанные, образованные, с определенным культурным базисом. Как-то пришли очень смешные мужики, и я все не могла понять, что же такого в них знакомого, и в какой-то момент догадалась, что это бандиты из девяностых, но без малиновых пиджаков. Но слушали они прекрасно.

– А кто для вас – идеальный экскурсант?
– Я очень люблю, когда человек абсолютно не знает Петербург. Однажды отпустила школьников после экскурсии на Миллионной под атлантами и вдруг услышала вопрос, заданный с южным акцентом: «А кто все это построил?». Был собачий холод, конец ноября, уже стемнело. Поворачиваюсь и вижу совершенно изумительного молодого мужика: кавказец, зуб золотой сверкает, рубаха расстегнута до пупа, и видна кучерявая поросль на груди, а на ногах – кеды. Парень замерз до предела, но глаза у него сияют, он смотрит по сторонам, показывает на Эрмитаж, Дворцовую площадь и спрашивает: «Для чего это все?» Оказалось, что он из Баку, впервые в Петербурге и ничего не знает ни про Миллионную, ни про атлантов. Это был тот самый идеальный слушатель, которому все надо объяснять с нуля.

– Как вы думаете, экскурсоводов в будущем заменят электронными устройствами?
– Обычная экскурсия никуда не денется, потому что живой рассказ незаменим. Есть такие мегамонстры вроде Льва Лурье, это же какой коктейль: обаяние, харизма, шутки, темперамент, способность переключаться с одной темы на другую и одновременно отвечать на вопросы. Я думаю, что живой экскурсовод останется."

От себя.
Невиноватая я, интересные посты идут парами)), вот и приходится дважды за неделю говорить об одном и том же.
А вдруг вы еще не читали предыдущий пост "Петербург Татьяны Мэй"?
Tags: - Питер, - друзья, ФБ, личность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments